Статья Дронова "Советская ювелирная промышленность"

Ответить
Нелунатик-увы
Сообщения: 5186
Зарегистрирован: 08 мар 2012, 10:53
Откуда: Из Ленинграда

Статья Дронова "Советская ювелирная промышленность"

Сообщение Нелунатик-увы » 12 апр 2017, 22:13

Статья "Советская ювелирная промышленность. Какая она была?"

Автор - Дронов Дмитрий Сергеевич, ФГБОУ ВПО «Высшая школа народных искусств», журнал "Вопросы культурологии" №11, 2011 год

"Нуждавшееся в денежных ресурсах советское правительство России в июле 1918 года специальным постановлением установило государственную монополию на торговлю платиной, золотом и драгоценными камнями. Монополия государства на драгоценные металлы и драгоценные камни осуществлялась главным образом административными мерами. «Любимой» формой валютной политики были конфискации и реквизиции. Право на добычу и обработку драгоценных материалов было предоставлено крупным государственным организациям: трестам «Русские самоцветы» в Петрограде и «Алданзолото». Уже к концу 1919 года контроль и распределение валютных ценностей, к которым относились драгоценные металлы и камни, а также валюта полностью сосредоточились в руках государства. Главная задача заключалась в том, чтобы «осуществить строжайший и повсеместный учет и контроль производства и распределения продуктов, повысить производительность труда, обобществлять производство на деле».

Также были определены задачи экономической и финансовой политики в области национализации банков, монополизации внешней торговли, государственного контроля за денежным обращением, введения удовлетворительного с пролетарской точки зрения поимущественного подоходного налога, введения трудовой повинности.

Валютная и в целом внешнеэкономическая сфера были надолго отделены от предприятий и населения. Разрушенный транспорт, тяжелое положение народного хозяйства, заботы о насущном сырье – угля и железа, в годы Гражданской войны препятствовали разработке месторождений драгоценных металлов и камней, а также развитию ювелирной отрасли. Но в том же 1919 году при отделе изобразительных искусств Наркомпроса был создан художественно-производственный отдел, основными функциями которого были организация на крупных предприятиях специальных мастерских, выработка структуры и программы художественно-промышленных заведений и обеспечение промышленности кадрами художников. В ювелирном производстве это привело к образованию артелей ювелиров в таких художественных центрах, как Москва, Екатеринбург, Кострома, Кубачи, Красное-на-Волге, Великий Устюг. Не имея доступа к драгоценным металлам и камням, в артелях изготавливали изделия из нейзильбера, меди и латуни.

Сохранение качественного ремесленного уровня ювелирных изделий в довоенные стало возможным только потому, что к работе были привлечены старые потомственные мастера, передавшие ученикам профессиональные приемы и секреты. Большую просветительную работу по возрождению популяризации русского камнерезного и ювелирного искусства вел академик А.Е. Ферсман. Он изучил много источников, начиная с Геродота, Теофраста, Страбона, Плиния, Тацита, Понта Евксинского, о зарождении скифо-сарматской культуры, собрал за многие годы исследований определенный материал о развитии ювелирного и камнерезного искусства на территории нашей страны в различных музеях как России, так и Запада. На своих лекциях Ферсман призывал, чтобы отношение к самоцветам рассматривалось как необходимый элемент жизненной красоты и гармонии, доказывал, что в России необходимо развивать «культуру камня». Эти лекции во многом способствовали тому, что в 1919 году вновь были открыты Петергофская гранильная фабрика (в советские годы переименована в ювелирный завод «Русские самоцветы») и шлифовальная фабрика старого Екатеринбурга (Свердловска) (в советские годы переименована в ювелирный завод «Ювелиры Урала»). В 1920 году в Москве было организовано первое ювелирное товарищество (МЮТ), которое в 1927 году было передано в контору ювелирных изделий Мосторга, объединявшую республиканские ювелирные конторы.

Для подготовки специалистов «производственного искусства» (по современной технологии – дизайна) высшей квалификации в 1920-е годы в Москве были созданы Высшие государственные художественно-технические мастерские (ВХУТЕМАС). Перед ними ставилась задача «создания радостных вещей, преображения предметов быта и элементов среды». И хотя экономическая и техническая отсталость страны не позволили в то время реализовать эти установки в натуре, многие разработки той поры (работы В. Татлина, А. Родченко, Л. Поповой и др.) и сегодня считаются эталоном творческих достижений в предметном дизайне.

В 1927 году ВХУТЕМАС был переименован во ВХУТЕИН – Высший художественно-технический институт. В программу учебных занятий входили циклы научных и художественных дисциплин. В его методике и программах особенно ярко проявились идеи художественного авангарда, противопоставившие себя академическом искусству. Отличительной чертой творческой направленности и методов обучения было прежде всего взаимодействие различных видов искусства. К сожалению, в 1930-е годы это направление развития отечественного дизайна по идеологическим причинам было закрыто.

Еще в 1920-е годы началось планомерное осуществление культурной политики партии, при которой любая философская или иная система идей, которая выходила за пределы марксизма в его ленинском варианте, квалифицировалась как «буржуазная», «помещичья», «клерикальная» и признавалась контрреволюционной и антисоветской, то есть опасной для самого существования нового политического строя. Таковыми были признаны и основные идеи, выдвинутые академиком Ферсманом, - «уменье воплотить в камень определенную идею, связать художественную мысль с задачами предмета или изделия – все это имеет громадное значение для психологии человека, его настроения, самочувствия, работоспособности. Нас интересует не материальная ценность камня, а то художественное впечатление, которое мы получили от него и которое мы должны научиться ценить». В соответствии с партийными задачами советских людей призывали пересмотреть свое видение ювелирных изделий. Идейная нетерпимость стала основой официальной политики советской власти в сфере идеологии и культуры. Искусство стали делить на чистое и нечистое, то есть прикладное.

Краткий период НЭПа был отмечен продолжающейся конфронтацией двух общественных сил и «двух культур». В экономике начал господствовать частный сектор. Под влиянием моды Запада возникла «нэпманская мода», стала популярна роскошь. В стране образовался своеобразный новый общественный слой – элита (чиновники высокого ранга, военачальники, деятели искусства и литературы, ученые, дипломаты), которой требовались ювелирные украшения и нарядная одежда.

Потребность в ювелирных изделиях повлекла за собой организацию новых артелей не только в Москве, но и в традиционных центрах художественной обработки металла. В 1924 году в селе Кубачи была организована ювелирная артель, превратившаяся впоследствии в Кубачинский художественный комбинат – крупнейшее предприятие народных художественных промыслов Дагестана. Но реально производство ювелирных украшений в России возобновилось только в начале 1930-х годов, когда государству удалось достичь некоторой экономической стабильности. Объединившись в артели, ювелиры начали изготавливать простые, но достаточно разнообразные изделия: подстаканники, стопки, пудреницы, ложки и ювелирные изделия с цветочным орнаментом или тематическими композициями. Штампованные украшения в основном копировали ювелирные украшения начала века.

Процесс трансформации различных культурных направлений в единое русло советской культуры и его завершение в 1930-е годы означал не только изменение сознания ювелира-художника, его отношения к творчеству и обществу, но и становление монополии государства на производство ювелирных изделий. К середине 1930-х годов ювелирная отрасль сложилась в жесткую государственную систему. Основные черты этой системы: создание нормативных правил и инструкции при расходовании ювелирного сырья; согласование и общественное обсуждение разрабатываемых образцов; партийно-классовый подход к оценке творчества художника декоративно-прикладного искусства; ориентация на массовое производство; создание государственных институтов культуры (творческие союзы); подчиненность творческой деятельности социальному заказу.

Эпоха социализма выдвинула целый перечень ограничений для развития русской ювелирной культуры и индивидуального ювелирного творчества. Право изготавливать любые изделия из драгоценных металлов и камней принадлежало исключительно государственным предприятиям. Мелким мастерским разрешалось заниматься мелким ремонтом. Для промышленных образцов характерным стал «классический советский стиль»: ягодки, цветочки, листочки. Вследствие нехватки специалистов по проектированию реагирование на нужды рынка и на актуальные течения и направления ювелирного дизайна не было достаточно гибким.

Нестабильность положения художника и мастера-ювелира в обществе, неорганичность вовлеченности в социальные структуры заставляли его еще больше дорожить своим социальным статусом, безоговорочно поддерживать официальные взгляды на политику, идеологию, культуру. Но даже в таких неблагоприятных условиях отечественная ювелирная культура продолжала развиваться. Наиболее грандиозным произведением ювелирного искусства была карта Советского Союза, изготовленная для Всемирной выставки 1937 года в Париже и получившая Гран-при и золотую медаль. Площадь карты составляла около 25 квадратных метров. Она была выполнена из 50 тысяч кусочков всевозможных самоцветов.

Вновь оживший интерес к ювелирным украшениям способствовал открытию в апреле 1939 года Костромской ювелирной артели под руководством П.В. Федотова. Уже через год в ней работало более 60 человек, которые изготавливали серьги, кольца, броши, значки из мельхиора, а позднее стали делать сканно-филигранные серебряные украшения (вазы, конфетчицы, кубки). В 1940 году артель стала выпускать военные значки отличия.

В конце 1940 года в Симферополе открылась фабрика по производству ювелирных изделий и профтехшкола при ней. В профтехшколе учащиеся изучали основные навыки по ручному изготовлению украшений с использованием крымских самоцветов и цветников. В качестве преподавателей были приглашены уральские ювелиры и гранильщики. Аналогичное производство и профтехшкола были открыты в городе Кировске Мурманской области. Они специализировались на украшений из местных цветных камней – беломоритов, гранитов и яшм. Московская школа художественных ремесел начала свою образовательную деятельность в 1938 году. В 1941 году в связи с началом Великой Отечественной войны работа школы была временно приостановлена, но в 1943 году решением Совета Народных комиссаров возобновляется.

С первых дней Великой Отечественной войны на службу победе, защите Родины были поставлены все ювелирные фабрики и артели. Страна превратилась в единый боевой лагерь. Все сферы культуры должны были подчиняться задачам борьбы с врагом. В апреле 1942 года распоряжением Нармомфина СССР налажено производство наград в Москве. В этот период на Московском монетном дворе были организованы гальваническое отделение и участок пайки, внедрены обжиг эмалей в электропечах вместо практиковавшегося ранее обжига газовыми горелками, холодная штамповка изделий на фрикционных прессах вместо прессов типа «падающий молот» и водородная пайка деталей изделий и промежуточных звеньев. За годы Великой Отечественной войны советскими специалистами освоена технология изготовления 23 орденов и 23 медалей. Это было время небывалого социального и духовного подъема всех мастеров ювелирного дела. Потребность в специалистах художественной обработки металла способствовала открытию в 1943 году профессионально-технических школ художественного литья в Касли, гранильно-ювелирного производства в Свердловске.

Первые ювелирные предприятия (к примеру, завод «Победа») были восстановлены в январе 1946 года. В эти же годы в Костроме открылось ограночное производство стекла и поделочных камней. На смену дорогим ювелирным украшениям довоенных времен, которые отвечали запросам социального класса номенклатурных работников, пришли изделия из относительно недорогих материалов со вставками из дешевого камня и стекла. Основная продукция ювелирных фабрик – серебряные изделия с синтетическими камнями, стеклом и горным хрусталем, причем дизайн изделий копировал образцы XIX века, весьма далекие от произведений подлинного художественного вкуса, при этом традиции русского ювелирного искусства при разработке моделей не приветствовалось.

Изменение стилистических принципов во всем искусстве, в том числе ювелирном, во многом было определено постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Оно поставило перед художниками задачу – найти новые формы с использованием современных материалов и достижений техники. Развернулась борьба с «чрезмерностью» и копированием стилей прошлого. В экспериментальных ювелирных мастерских Гохрана России, созданных в 1960-е годы, реставрировали художественные раритеты, изготавливали украшения по сохранившимся старым эскизам, выполняли многодельные, с большим количеством камней, современные ювелирные изделия, эстетика которых не противоречила идеалам советского времени.

Во второй половине 1950-х годов определились два направления в проектировании ювелирных изделий: одно – создание образца-эталона для промышленного тиража; второе – экспериментальное, находящее выражение в создании выставочных уникальных моделей. В декоративно-прикладном искусстве начало развиваться так называемое выставочное моделирование. Авторские ювелирные изделия из мельхиора демонстрировались в основном на выставках и не были предназначены для непосредственного использования в качестве ювелирных украшений. Этим и объясняются объемные формы, броские оригинальные решения.

В начале 1960-х годов был создан Художественный фонд Союза художников РСФСР. Но и в стенах этого творческого объединения изоляционистская политика советского руководства подкреплялась широкой идеологической кампанией борьбы с «низкопоклонством» перед Западом. Эта кампания затронула и декоративно-прикладное искусство. Современное ювелирное искусство Запада объявлялась целиком упадническим. В СССР в 1960-х по 1980-е годы даже не употреблялся термин «дизайн». Вместо него постановлением Совета Министров СССР «Об улучшении качества продукции машиностроения и товаров культурно-бытового назначения» (1962) в официальное употребление было введено определение «художественное конструирование», понимавшееся в системе общественного производства как направляемая государством деятельность, альтернативная мировому дизайну.

Стабилизация общественной жизни привела к тому, что на ювелирные предприятия снова возвратились драгоценные металлы и камни, но государственная монополия на драгоценные металлы, изготовление и продажу украшений сохранилась. Важнейшим институтом, определявшим социально-экономическое развитие общности людей, занятых ювелирным творчеством, стали крупные государственные ювелирные заводы. Развитию ювелирной промышленности способствовало открытие в середине 1950-х годов в Западной Якутии богатейшего месторождения алмазов – кимберлитовой трубки «Мир». Вскоре после этого открытия в СССР начали строить фабрики по огранке бриллиантов. Первый завод системы «Кристалл» был построен в Смоленске в 1963 году. В 1958 году по поручению Минфина СССР Гознак приступил к оснащению технологическим оборудованием предприятия по обработке бриллиантов в Смоленске, а потом Киевской фабрики и Московского завода «Кристалл». За короткое время на Московском монетном дворе были спроектированы и изготовлены станки для огранки и распиловки алмазов, подобраны марки чугунов для их шлифовки, диски из бронзы для распиловки кристаллов. Всего на территории Советского Союза работало 7 заводов «Кристалл». Основными преимуществами этих предприятий являлись: работа в условиях строгих стандартов (ТУ); самостоятельная подготовка рабочих высокой квалификации; особая, четко очерченная ниша на мировом рынке.

В 1970-е годы советские ученые добились особых достижений в области массового синтеза рубина, кварца, шпинели, изумруда, алмаза и других минералов. Ограненные вставки из синтетических камней стали основным сырьем при производстве украшений для внутреннего рынка.

В 1960 году на базе артели создана Костромская ювелирная фабрика. В 1968 году фабрика приступила к производству в небольшом объеме посуды из мельхиора. Несколько позже создана экспериментальная группа ювелиров для производства высокохудожественных изделий с кораллами и гранатами. К началу 1970-х годов были восстановлены и вновь созданы крупные ювелирные заводы, которые относились к системе «Ювелирпром». Такие заводы работали в Москве (МЭЮЗ, МЮЗ), Ленинграде («Русские самоцветы»), Бронницах («Ювелир»), Екатеринбурге («Ювелиры Урала»), в столицах союзных республик (Тбилиси, Ереване, Киеве, Риге, Таллине) и др. Отрасль в советский период была централизованной и в основном работала для внутреннего рынка.

В 1971 году были организованы Всесоюзный научно-исследовательский институт и Специальное конструкторско-технологическое бюро ювелирной промышленности. В этих научных учреждениях были разработаны технологии более высокопроизводительного метода литья, инструментов и установок для литья, что позволило удешевить производимые ювелирные изделия, дало возможность создания поточных линий на восстановленных и вновь созданных крупных ювелирных заводах.

Увы, причинами отсутствия разнообразия в ассортименте тогда часто являлись одинаковая технология производства на всех ювелирных заводах и диктат членов художественного совета, созданного при объединении «Союзювелирпром», где все эскизы ювелирных украшений утверждались ограниченным числом лиц, избранных бюрократической верхушкой отрасли.

В то же время, ограничивая свободу творческого выбора мастерам и четко предписывая им разрешенные направления работы, государственные ювелирные заводы добивались невиданных успехов в производстве массовой продукции, приносящей огромные прибыли и удовлетворяющей сформированный спрос в самых различных социальных слоях населения. Сама структура мировоззрения заставляла творческих людей видеть единственный инструмент реализации своих идей только в стенах крупного государственного завода. Чаще всего человек не мог обозначить свою значимость в мире, если он не являлся работником крупного ювелирного завода или членом творческого союза. Только в коллективе он чувствовал себя способным к самореализации и мог быть обеспечен материально. У лучших работников (героев труда) была возможность через десять лет купить отечественную квартиру в заводском доме. Регулярно к каждому советскому празднику рабочие обеспечивались продовольственными заказами. Каждый завод имел свой профилакторий, дома отдыха и пионерские лагеря.

И все-таки в недрах массового ювелирного производства существовали оазисы высокого профессионального мастерства, восстанавливались старые ювелирные техники и совершенствовались приемы работы с драгоценными металлами. Высокохудожественные индивидуальные изделия с уникальными камнями, как правило, выполнялись ювелирами, имеющими самую высокую квалификацию. Эскизы новых изделий в основном разрабатывались художниками фабрики или завода и под их непосредственным наблюдением выполнялись модельерами из металла. Эти сложные эксклюзивные украшения с успехом экспонировались на международных выставках и продавались только за границу.

С начала 1970-х годов начали регулярно выпускаться учебные пособия по ювелирному делу. В 1975 году была издана книга Э. Бреполя «Теория и практика ювелирного дела». В конце 1970-х годов в СССР вышла книга того же автора «Художественное эмалирование». В 1976 году В.И. Марченков написал учебник для профессионально-технических училищ «Ювелирное дело». В 1981 году А.В. Флеров создал учебник для студентов высших и учащихся средних художественно-промышленных учебных заведений «Материаловедение и технология художественной обработки металлов». В 1982 году вышел перевод с чешского языка книги К. Тойбля «Ювелирное дело». В целом 1960-1980-е годы стали переломными для учебных заведений народного декоративно-прикладного искусства: разрабатывались учебные планы по каждой специализации и учебные программы по всем предметам, как для профессионально-технических, так и для средних учебных заведений.

В 1970-е годы в художественной ювелирной культуре явно выделились два пласта – официальный и неофициальный, то есть поддерживаемая и поощряемая государством ювелирная культура, та, которую создавали члены Союза художников, и культура, не признаваемая и запрещенная государством, а именно деятельность, приносящая так называемые «нетрудовые доходы». Оба эти пласта содержали как высокохудожественные образцы, так и слабые произведения ювелирного искусства.

Избавление общества от страха, появление технических возможностей изготавливать ювелирные изделия из материала заказчика способствовали развитию неофициальной художественной ювелирной культуры. Специальных магазинов по продаже ювелирного инструмента не существовало. Камни не продавались. Часто что-то переделывалось из материала заказчика. Иногда ювелиры красили рога с помощью медного купороса, чтобы получить материал, имитирующий бирюзу, иногда пилили пластмассовые зубные щетки. Эти вставки напоминали коралл. Иметь дома ювелирную мастерскую мог только человек с большими авантюрными способностями, и всегда этот человек рисковал в прямом смысле слова своей свободой.

В начале 1970-х годов начала прослеживаться рассогласованность между социальной и культурной подструктурами общества, которая заключалась в том, что художнику было невозможно достичь развития законными, одобряемыми обществом средствами. В результате создавалась ситуация, когда развитие и творческая деятельность ювелира, не входящего в состав Союза художников, могла реализоваться только незаконным образом. Именно такая самостоятельная ремесленная деятельность в СССР определялась словами «нетрудовые доходы» - распространенная формулировка, осуждавшая различные виды экономической активности. Главным признаком «нетрудовых доходов» являлось то, что они не были связаны с работой человека в социалистическом секторе (на государственном предприятии, в государственном учреждении или санкционированном государственном кооперативе). Незаконное изготовление гражданами ювелирных, зубопротезных и других бытовых изделий из принадлежащих изготовителю или заказчику драгоценных металлов и драгоценных камней, считавшихся валютными ценностями, как и изготовление указанных предметов из ювелирных и других бытовых изделий, состоящих из драгоценных металлов и драгоценных камней, а также лома таких изделий квалифицировалось по статьям Уголовного кодекса, предусматривавшим ответственность за занятие запрещенным промыслом или частной предпринимательской деятельностью.

Одним из видов «девиантного поведения» оказывалось и такое творчество, когда ювелир-художник в рамках уже существующей и признаваемой системы ценностей использовал новые, нетрадиционные для данного общества способы достижения цели, то есть становился своего рода инноватором. Именно такие способы представляла собой распространения любительская обработка камня. В Москве и Ленинграде создано общество любителей камня. Ежегодно с 1976 года в Москве в Государственном биологическом музее им. К.А. Тимирязева проводились выставки любителей камня «Удивительное в камне», на которых демонстрировались уникальные образцы и изделия из цветного камня, подпольно продавали ювелирный инструмент, принимали заказы на изготовление ювелирных изделий из драгоценных материалов.

В целом авторское ювелирное искусство сложилось в автономное художественное направление в 1960-е годы. Но, к сожалению, широкому кругу художников зарубежная периодика по дизайну была недоступна, только крупные предприятия отрасли получали некоторые европейские ювелирные журналы. На художественных российских выставках отдавалось предпочтение работам, выполненным в национальных традициях и образах, в технике скани или ее немногочисленных версиях из кованого или гнутого металла с поделочными камнями. Если западноевропейские и американские дизайнеры по принципиальным соображениям прибегали к нетрадиционным, «не обремененным историческими ассоциациями» современным индустриальным материалам, то российские авангардисты были обречены на инструмент, который ставился в условиях плохо оборудованных мастерских, скудного выбора профессиональных инструментов и материалов, а также общественного скепсиса по отношению к нестандартному мышлению.

Постепенно в обществе рос престиж профессии ювелира. Сложилось мнение, что это ремесло дает возможность быть материально обеспеченным человеком. Многие заводы и мастерские по изготовлению ювелирных изделий по индивидуальным заказам стали брать учеников непосредственно на технологические участки. Поступить на обучение ювелирному ремеслу было сложно, требовались «блат», «связи» и взятки за возможность получать знания по этим специальностям. Так, подготовка ювелиров-монтировщиков осуществлялась в специализированных художественных школах (Красносельское художественное училище, в специализированных СПТУ (№84 и др.) Обучение модельеров велось в Московской школе художественных ремесел, а подготовка художников – в Высшем художественно-промышленном училище (бывшее Строгановское) на отделении подготовки мастеров.

Авторское ювелирное искусство начало формироваться в России во второй половине XX столетия как альтернативное направление эстетически безликой деятельности советских ювелирных заводов и сегодня приобрело статус значительного и значимого художественного явления в отечественной и мировой истории культуры. Об этом свидетельствуют многочисленные награды российских художников, полученные на международных профессиональных художественных выставках, и коллекции современного ювелирного искусства, созданные в ведущих музеях страны. Украшения, интерьерные композиции, выполненные от начала до конца квалифицированными художниками, неизменно обладают подчеркнуто индивидуальными эстетическими качествами, неординарным творческим и техническим решением. Авторское ювелирное искусство, базирующееся на фундаментальном классическом знании высокого ремесла, профессиональном опыте художников, всегда имеет свободный, экспериментальный творческий характер, что позволяет создавать произведения, эстетически соответствующие не только актуальным модным тенденциям, но и в определенном смысле являющиеся инновационными, опережающими свое время.

С конца 1980-х годов ситуация в ювелирном деле России значительно изменилась. В 1987 году вступил в силу закон о предпринимательской деятельности. В начале 1990-х годов в стране осуществлялись революционные демократические преобразования, начался переход от распределительной и системы к рыночной экономике. Были созданы десятки частных фирм по производству и продаже ювелирных изделий. Издается множество модных отраслевых журналов. Налицо коммерциализация русской художественной ювелирной культуры, при которой так называемые «некоммерческие» произведения художественной культуры зачастую остаются незамеченными, отдаляется возможность освоения классического наследия. Увы, но стало реальностью тиражирование низкокачественных образцов зарубежного массового ювелирного ширпотреба".

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость